Балаково знакомства мадам бурлакова

Б - советские актрисы театра - Кино-Театр.РУ

Особо замечал казачок душку-красавицу мадам Ульянову, В начале войны Чапаевы вновь уехали в Балаково, откуда ратника вновь призвали в армию. А через полчаса после знакомства сидели мы с ней в передней комнате, пили Л.Бурлакова, А.Чеховская, Н.Рябинин, Н.Полотнянко, А. Жуков. «мадам», которое употребля- ется в отношении знакомиться с нашими . Марина Бурлакова предло- .. чемпиону — балаковской. Клаву заменят - мне как-то одна мадам шампанским, сцука, залила, И знакомств не заводи! формирование из ентого аншлага подразделений бурлаков. .. а я в этом году пролетел с учениями в балаково.

После этого поехали в банк, продавец оплатил свои оставшиеся долги за коммунальные услуги. Позже выяснится, что тоже не. Нас поздравили со сделкой. Оставалось только подождать, чтобы через несколько дней забрать свидетельство о собственности на свою квартиру из МФЦ. Но оказалось, что радоваться рано. Через несколько дней из МФЦ позвонили и сообщили, что оформление квартиры приостановлено.

В договоре нашлась еще одна ошибка. Цифрами стоимость квартиры напечатана правильно, а в скобках в расшифровке ошибка. Просто заменить лист в договоре с ошибкой не разрешили. Потребовали подписать дополнительное соглашение к договору с личным присутствием обеих сторон.

А продавец квартиры уже в Москве с деньгами. Он сказал, что сделает доверенность на тещу, потом что сам приедет перед новым годом. Жить я там тоже не планировала. Приходилось только оплачивать счета за комуслуги по нормативам за пустующую квартиру. В одних квитанциях указано, что прописан один человек, в других два человека.

Прошло еще несколько недель. Последняя неделя уходящего года и мне наконец-таки сообщили из агентства, что идем подписывать недостающее соглашение. Только сам владелец квартиры приехать не смог и оформил в Москве доверенность на своего брата.

Вы должны оплатить половину - 5 тысяч рублей, вторая половина с него", - выдала мне по телефону агент Даша. За ошибку агентства в договоре притом, что из-за одной ошибки его уже перепечатывали в день подписания оказывается должны клиенты расплачиваться! А агентство вовсе не причастно?

Даша сказала, что ложится в больницу. Далее все последующее общение шло только с агентом Анастасией Сытник, которая готовила договор.

Я пришла в агентство и сразу положила на стол диктофон, чтобы все записывать. Попросила директора, но оказалось, что директора в агентстве "Олимп". Это просто несколько агентов, которые работают в одном офисе. Анастасия убеждала меня, что я сама виновата. Потом она сказала, что за договор я не платила. Но этого и не просили. Я думала, что это входит в услуги агентства, за которые они получат проценты с продавца.

Сказали бы тогда, я бы заплатила. Затем Анастасия призналась, что договор продавцу она бесплатно составляла, как своему знакомому. Я сказала, что вообще не стала бы обращаться в такое агентство, на что мне ответили: Если не доверяете, чтобы он все проверял". Если вам придется идти в "Олимп", не забудьте нанять проверенного риелтора, чтобы он проверял за агентами "Олимпа"! Я настаивала, что принципиально не буду платить пять с лишним тысяч за ошибку агентства.

Сами допустили ошибку в работе, сами исправляйте за свой счет. Особо стоит обратить внимание на то, что доверенность официально стоила 2 тысячи рублей. Остальные несколько тысяч владелец якобы кому-то там отдал благодарностью за ускорение процесса оформления доверенности. Чек от нотариуса только на 2 тысячи рублей.

А раз продавец и агент друзья, может и не было никаких якобы переплаченных нескольких тысяч? Потом была не очень приятная процедура сбора личных вещей Свободина квартира, полученная им на ул. Станиславского, осталась двум воинствующим дамами Свободин поселился у Марины, женившись на. Марина его и похоронила… Надпись на мраморной плите колумбария Новодевичьего кладбища, где покоится прах артиста, гласит: А в начале года на его родине в селе Узморье вторично побывал Юрий Алексеевич Гагарин.

Берег он ее, как зеницу ока. Перочинными ножами выточили деревянные мечи. Рядом скулил верный пес, уткнувшись носом в лисьи хвостики богатой шубы доктора.

Пожар Жарким летом года в Саратове случился пожар. Мальчишки быстро выскочили за калитку на улицу. Собравшаяся толпа звенела женским визгом: С тревогой смотрел на горевшие дома и суетившихся людей. Огонь все время менял цвета: Горящие головешки перелетали от дома к дому, охватывая пламенем деревянные сараи.

Треск, усиливаясь, приближался к родной улице. Дым, гарь, удушающий запах царили всюду. Гора по примеру старших схватил лопату и готовился к отражению огня. Мать, взяв в руки икону, ходила с ней вокруг дома.

Скорая помощь пьяным

Вокруг все ревело и шумело. Из домов выносили вещи на середину улицы, подальше от огня. Кого-то ловили, били с криками: К вечеру пожар стал затихать. Они знали, что из-за некомплектности школу должны закрыть, а не случилось этого перед учебным годом только потому, что почему-то не смогли выделить школьный автобус или он не доехал, застряв где-то в горах. Но в конце концов автобус найдётся, и детей скоро будут возить в райцентр за двадцать километров, а они… Они, наверное, купят такие же цветастые платки и наденут такие же длинные тёмные пальто.

Автобус из детского дома привёз ещё двадцать детей. И, как ни странно, именно детдомовские внесли радостную нотку: Есенин и Петя 14 для них выезд за стены интерната был настоящим праздником, он давал ощущение нечаянной свободы. Они с интересом рассматривали небогатые экспозиции музея, но больше шумели, шутили и играли. Трудно выступать перед такой разнообразной аудиторией.

Но даже если один человек пришёл —. Потому что любое доброе слово — остаётся. Дай Бог, чтобы оно упало на благодатное сердце. А для этого надо самому делать своё дело искренне, только тогда в ответ откроются другие сердца. И хорошо потекла у нас встреча, душевно. Ну, а когда пришёл черёд Миши… Я видел, как светлели лица и блестели глаза, и, что замечательнее всего, одновременно у всех — и у взрослых, и у детей, и у детдомовских, и у сельских… Слово касается любой души и преображает всякого человека.

А у души нет возраста, сословия и звания… Вот об этом я и сказал в конце встречи. Пока женщины собирали стол, мы вышли во двор, где останавливался с товарищами Репин. На душе было хорошо и покойно — от ответной теплоты слушателей, от их светлых и благодарных глаз, от ощущения, что не зря были сказаны наши слова, да и вообще всё не так безнадёжно, как показывают по телевизору — даст плод доброе семя, обязательно даст.

За ним только ухаживать. Заслужил я или нет, а?

Дорогие мои саратовцы Книга пятая Мастера ТЭЦ (Театра, Эстрады, Цирка)

И Петя широко заулыбался: Стол был скромен и в то же время для нас, городских, изыскан, ублажая всякими грибочками от солёных до жареных, замаринованным по специальному ширяевскому рецепту луком, тающей во рту варёной картошкой, чем-то похожей на Александр Громов. Есенин и Петя 15 самих добрых и белых угощавших нас женщин.

Те с умилением глядели на Мишу и следили, чтобы его рюмка не пустовала. Всё-таки убеждение, что поэт должен быть обязательно пьян, глубоко засело даже в умах музейных работников. Миша угодливо пьянел и скоро стал единственной персоной за столом, обладающей правом на внимание, и даже дерзнувший было похвалить грибочки профессор, прервав тем самым очередную Мишину хохму, был удостоен осуждающего взгляда. Я всё чаще стал поглядывать на часы, время до обратного рейса тянулось всё медленнее, а Миша напивался всё быстрее.

Он уже подходил к той грани застолья, когда женщины начали отводить в сторону смущённые взгляды. А ещё предстояло тащить его до пристани и выслушивать по дороге притязания на гениальность.

До отплытия оставалось чуть больше двух часов, и я потащил Мишу проветриться, а заодно провести профилактическую беседу, да и женщинам пора было перевести дух и приготовить прощальный чай. О, что случилось с миром за эти сорок минут! Я, конечно, хотел взбодрить Мишу, но не так же радикально. Тот, до этого артачившийся больше для проформы, увидев происходящее светопреставление, всерьёз ухватился на крыльце за столб и насмерть упёрся на месте, да и мне стало страшно выходить во двор. Поэт выругался, достаточно точно и неприлично.

Я попытался успокоить его, а заодно и себя: Поэт, снова прибегнув к нелитературной лексике, трезвел на глазах. Есенин и Петя 16 Мои опасения не сильно взволновали её, она с некоторой неохотой поднялась из-за стола и пошла звонить. Одна из сотрудниц, поставив тарелку с домашними пышками, махнула рукой: Нам-то куда… — Ну, а если срочно… вдруг… — Можно на машине до Тольятти, тут до него по дороге два часа, а там уже до Самары автобусом или электричкой… если, конечно, на ГЭС не застрянешь.

И очень обрадовался, когда вернулась директриса и торжественно объявила: Профессор так, видимо, и не поняв, отчего возникло волнение, вздохнул: Шутка получилось грубоватой, и профессор надулся, но настроение и в самом деле было невесёлое. Скорее бы уж уехать. Вошли Петя и Миша. Петя усадил Мишу за стол, подвинул ему чашку с чаем, проследил, чтобы тот сделал глоток, и поманил. Есенин и Петя 17 что я могу счесть его чересчур назойливым: Куда вы в такую погоду?

Да и Михаила — как? А завтра всё развеется, и вы поедете. Петя вздохнул, а у меня вдруг промелькнуло: Чего тащиться в такую непогоду? Что мне, собственно, делать в городе? Телефон есть, позвоню, предупрежу… Да и воскресение завтра… — А то остались бы, — Петя словно услышал мои мысли.

РУССКОЕ ЭХО, №10(69), 2012 г.

Но я отошёл и принялся за чай. Выходим, — и она двинулась к выходу первой. Та испуганно кивнула, словно я сообщил ей страшную тайну и просил умереть с. И мы пошли, и было чувство, что это какая-то партизанская операция, а не Есенинские чтения.

Конечно, когда подумаешь, что значит эта буря по сравнению с той, что бездумно кликалась в начале прошлого века, то становится стыдно. Но это я сейчас пишу, а когда мы вышли из музея, я сразу почувствовал ужас предстоящего путешествия. Но для чего-то же нам надо было тащиться через ветер, который с разных сторон швырял в нас снопы градинок? Женщины отвалились от нас довольно быстро, я даже не помню, как мы попрощались и прощались ли.

Есенин и Петя 18 нуты я был сконцентрирован на лужах, но скоро это потеряло смысл, потом на пропадавшей время от времени дороге, потом исключительно на висевшем на правой руке Мише. Петя помогал мне его тащить с другой стороны. Миша то и дело поднимал голову и что-то выл, стараясь попасть в размер и ритм бури. Когда замаячила впереди пристань, обозначенная белой каймой бившихся о неё волн, я распрямился и перевёл дух. Петя, тащи этого, блин, поэта дальше, а я пойду искать Вениаминыча.

Мне было уже всё равно: К пристани шли молча. Подошли к понтонам, которые трясло на волнах, словно школьников на дискотеке. Я сжал профессорскую руку, как будто это должно было придать ему уверенности, но, скорее всего, инстинктивно пытался передать ему нахлынувшую на меня злость. Они с Мишей сидели в каменном укрытии, означавшем автобусную остановку у пристани.

С откинутой головой, растрёпанными мокрыми волосами и полуоткрытым ртом он напоминал эпилептика после припадка. А Петя стоял рядом и махал нам рукой. Вид у него был до неприличия довольный. Есенин и Петя 19 Петя подумал. Но это надо вызывать машину из Жигулёвска. Мне надоело бороться со стихией.

К чему эти подвиги? Случится то, что должно было случиться. Даже если я сейчас дозвонюсь до какого-нибудь таксопарка, вряд ли кто-то согласится сюда ехать. А если согласится, то по дороге чего-нибудь у него обязательно сломается или случится ещё что похуже… Петя сразу предлагал заночевать у него, вот и нечего было выкобениваться. Мы подхватили Мишу и двинулись обратно в село.

И пошлось нам как-то поувереннее. Да и буря, кажется, начала стихать. А главное — в доме было тепло. Пока мы разоблачались в маленькой прихожке а с Мишей это заняло немалое времяПетя проскочил к печке, и, когда мы вошли в комнату, дровишки уже потрескивали и руки сами потянулись к огню. Минуты через две Миша произнёс: Я оторвался от печки, сходил в прихожку и принёс бутылку. Петя поставил рядом рюмки, капусту, огурцы, лук, хлеб.

Я разлил и сделал приглашающий жест. Мы выпили, и каждый захрустел, кто огурцами, кто луком, кто капустой, а Миша закусывал запахом хлеба… И уже с расстановкой стали выбирать места: Есенин и Петя 20 — Вот теперь можно и позвонить. Я достал сотовый, который тогда только входил в общегражданское употребление, и позвонил сначала в музей, обрисовал Ольге ситуацию и сообщил, что мы на данный момент счастливы.

Потом жене — ей про счастье говорить не стал, но она и так всё поняла, спросила только: Хорошая всё-таки у меня жена. Я набрал номер и передал трубку. Я услышал на том конце отголоски монолога и отключил телефон. Всё от нервов и неправильного питания… — А я никому не буду звонить, — доложил Миша, хотя ему никто и не предлагал. И так хорошо… — Вам — хорошо, а мне, может, позвонить некому… — Ну, хочешь, выпей.

Миша покрутил бутылку, всё ещё не решаясь нарушить мужское единство. Я вяло отмахнулся, до того мне не хотелось вступать в глупые дискуссии, но Мише нужно было разговаривать или чтобы хоть кто-то, как в театре, подавал ему реплики.

Петя виновато развёл руками. Миша говорил с паузами, но Петя только удивлённо хлопал глазами и в дискуссию не втягивался. Пусть вам стыдно. Есенин и Петя 21 Послышалось бульканье, потом демонстративный хлопок рюмкой о стол и через минуту: Сидел, сидел себе за столом, а там все: Так что, Петя, будь настороже, у тебя нет скатерти? Ведь как тот же Есенин, раз говорим о типе, дрался? Он, когда выпивал, начинал со всеми задираться, дрался, как девчонка, то есть даже и не дрался вовсе, а отмахивался, а чаще всего хватал попавшиеся под руку предметы и бросал их в противника, причём предметы мелкие, кружки никогда не бросал, так, Павел Вениаминович?

Только не надо из Есенина делать пьяницу. Есенин никогда пьяным стихи не писал, может, конечно, и пробовал, баловался, имажинизм требовал, но писать — в смысле заниматься творчеством, когда оно приходит свыше — он пьяным не смел. Он благоговел перед чистым листом бумаги и тем даром, который осознавал в. Мне в этом смысле нравится история, как Есенин пришёл к Катаеву мириться.

Садится к нему на кровать, сажает его рядом, кладёт руку на плечо и говорит: Сейчас не об этом: Есенин и Петя 22. Где он, спрашивается, был? Да и невозможно столько написать, будучи всё время в подпитии. Кстати, раз уж завязалась такая интересная беседа, а не поддержать ли нам Мишу? Дохрумкав один огурец, я взял второй и благодарно выдохнул: И чего я, дурак, идти к тебе не хотел? Она всё просила Мишу про любовь почитать.

Миша было вскинул голову, но я перебил. Друг мой, друг мой, Я очень и очень болен. Сам не знаю, откуда взялась эта боль. То ли ветер свистит Над пустым и безлюдным полем, То ль, как рощу в сентябрь, Осыпает мозги алкоголь. Ей на шее ноги Маячить больше невмочь. А ну-ка, Миша, — я толкнул сидевшего с прикрытыми глазами поэта, — ты же у нас настоящий поэт, — и тот Александр Громов. Есенин и Петя 23 разомкнул веки. И что мы тогда получаем: Есенин не мог употребить в одной строфе два раза одно и то же слово!

Но, профессор, это я ведь так, для поддержания разговора. И к тому, что о Есенине можно говорить бесконечно и всё время находить что-то новое. Хотелось неспеша болтать всё равно о чём, не опасаясь за последствия. Хотя последствия есть у всего, даже у пустой болтовни. Чукчам, например, вообще пить нельзя, а французы и испанцы потребляют больше, чем русские. Что из этого следует?

А то, что и мы на него по-разному реагируем: Вы, Павел Вениаминович, челоАлександр Громов. Есенин и Петя 24 век всё-таки страстный и увлечённый, хотя тщательно скрываете это профессорской интеллигентностью, и ваше утро во многом будет зависеть от того, например, выиграли вы спор накануне или. Петя же как человек малопьющий, скорее всего, быстро захмелеет, может, даже совершит чего-нибудь этакое, тут диапазон русской души широк и непредсказуем, но в любом случае утром проснётся с глубоким чувством вины.

А вот Устинов пил совсем. Это был шкаф под два метра ростом. Выпить он мог немереное количество водки и при этом оставаться, скажем так, в рабочем состоянии. За что его и ценили большевики: Подпольными они, кстати, назывались, скорее всего, потому, что большинство питейных заведений в тогдашнее время находились в подвальных помещениях, то есть под полом, так как их старались скрыть с глаз.

Но никакой человек не может пить бесконечно, и в какой-то момент его тоже могло переклинить, и тогда — спасайся, кто может, хоть большевик, хоть меньшевик или просто подвернувшийся под руку шпик. Он не помнил себя и начинил крушить вокруг всё и. Силы был недюжинной, а она, как известно, требует выхода. Запросто мог одним ударом сломать стол на конспиративной квартире.

Его ещё Муромцем звали. Кувалдой только так ворочал. Выпить мог — море. И работал так. Но если перебирал — беда. Весь цех прятался… Прости, Александр, что перебил, уж больно похоже… — Есенина убили чекисты, — вдруг чётко и зло проговорил Миша. Есенин и Петя 25 Питер и там встречается с теми, кто войдёт в состав редакции журнала, днём правит рукопись второго тома — и вдруг… — Есенин не мог повеситься, — тихо, но уверенно произнёс Петя, причём в уверенности этой не было ни Мишиной злости, ни моего, в общем-то, больше любопытства, чем стремления докопаться до истины, мне показалось, что я услышал некие мистические нотки, что выдают исповедников, и мне на мгновение стало жаль профессора, да и вообще жаль, что я всё это затеял.

Есенин настолько точно и сильно выразил русского человека, что стал его символом, тем образцом, на который показывают, когда хотят сказать: Не типичный, а ярчайший. Именно такой и может быть образцом. Но русский человек не может так греховно покончить со своей жизнью: Потому и не принимает русский человек мысль о самоубийстве Есенина.

А для врага-то рода человеческого как раз и нет ничего замечательнее, как показать: Потому-то душа русского человека, любя и понимая Есенина, не может принять мысль о его самоубийстве.

ЗКП : Армейский Раздел

То есть об убийстве самой. О-о, как ему порой бывает ненавистен этот народ за такое несовпадение! И как ни старайся, хоть ты и талантлевейший Бродский, но никогда не станешь русским — душа-то другая. Эх, а я уж думал, что Миша спит.

Я сделал паузу, но никаких реляций от поэта больше не последовало, Миша опустил голову на стол, и я продолжил: Есенин и Петя 26 — Как же он это признал? Когда ему сообщили, что Есенин покончил жизнь самоубийством, то он так и сказал: А потом сам же и отпевал Есенина, как впрочем, и во многих русских церквях, а самоубийц, как вы знаете, не отпевают.

Мы придвинулись к столу. Уверяю вас, если бы ему нужна была подушка, он потребовал бы её, была бы нужна кровать — добрался бы, а так он сейчас счастлив в том состоянии, в каком.

Это, конечно, состояние свинское, но когда счастливого человека пытаются сделать ещё счастливее, то обычно всё портят. И потом, в попытке сделать другого более счастливым всегда можно отыскать следы банального эгоизма. Так что не будите спящего человека. А что касается заговоров, то я в них не верю, но и самоубийства не принимаю. А как там было на самом деле… Бог его знает, — и убрал пустую бутылку под стол. Тот пристально смотрел на нас, словно собираясь открыть страшную тайну. Какой-то это был другой Петя.

Есенин и Петя 27 — Нет, профессор. К тому же, Петя сегодня ещё не высказывался. Петя вышел из-за стола и сделал пару шагов до шкафа и пару обратно — больше комната не позволяла.

На некоторое время замер у стола, видимо, ища опору, от которой сильнее можно было бы оттолкнуться. Устинов любил Серёжу беззаветно, как… как… ну, я не знаю… — Как разбойники любят Христа, — подсказал. Петя несколько удивился такой подсказке, а профессор вообще не обратил на меня внимания. Он понимал, кто это на самом деле, и потому вытаскивал его из всяких житейских передряг, которые сгубили бы Есенина гораздо раньше.

Мне кажется, это именно он во многом поспособствовал переезду Есенина в Питер, и он же помогал с устройством журнала, потому что в ОГПУ как раз он отвечал за культуру.

Он и в Питер-то поехал для того, чтобы не оставлять на первых порах Есенина одного. Может, и присматривать, но не для того, чтобы выбрать момент для убийства, а чтобы его оберечь.

Ты, Петя, совсем нас запутал. Он повесился в клинике для сумасшедших. Вам это ничего не напоминает? Есенин и Петя 28 Профессор всё-таки обратил на меня внимание и недоумённо посмотрел в мою сторону.

И, если скажем, допустить, что именно Устинов, трепетно любивший, по словам Пети, Есенина, его же и убил, то вполне допустимо, что потом он мог сойти с ума, а в итоге и проделать над собой то, что сделал с любимым человеком, то есть повеситься. Отсюда, между прочим, у Есенина вмятина на лице, а не от какой-то там трубы парового отопления. Устинов же был влиятельной фигурой и, как я сказал, отвечал в ОГПУ за культурный участок.

Вот он и пришёл договариваться, а, как у нас водится, все дела решаются под водку. Водку в то время в Питере достать было очень трудно, а вот спирта хоть залейся. Он и пришёл к Устинову с банкой спирта, но сам, разумеется, быстро вырубился и отчалил, а спирт остался. Ну и что прикажете с ним делать только разогревшемуся Устинову? Конечно, он пошёл к любимому Серёже стихов послушать, о душе поговорить, поплакать, в конце концов.

А ты же сказал сначала, что он его бутылкой грохнул, а теперь про банку спирта… — Бутылку принёс Эрлих. Он целых шесть бутылок пива принёс. Эрлих считал, что пора бы уже Серёже чуть-чуть расслабиться, а то третий день трезвый ходит. Не напиваться, ни в коем случае, а так — под пивко! А заодно, под пивко-то, и разузнать, какие на самом деле у Есенина планы.

О, эти мнимые друзья! А заодно ещё и агенты. Но Эрлих застал Есенина как раз за работой над вторым томом, и тот с ним пить не. Эрлих притворился сильно обиженным, мол, я к тебе с пивом, Александр Громов. Есенин и Петя 29 а ты со мной и поговорить не хочешь.

Есенин, интеллигентнейший человек, чтобы не обижать товарища, оторвался от работы, выпил с ним одну бутылку пива, а после всё-таки попросил дать ему возможность поработать.

Эрлих решил, что его просто выпроваживают, потому что слабеньким поэтам никогда не придёт в голову мысль, что над стихами надо ещё и работать. Так вот, чтобы человек не уходил с обидой, Есенин догнал Эрлиха в коридоре и сунул ему записку.

Это был извиняющийся жест, не более. Обиженный Эрлих даже не стал читать, а сунул записку в карман и ушёл… — Кстати, — опять перебил я Петю и заставил нервно дёрнуться профессора. Это у графоманов стихи рождаются мгновенно и сразу на века. Даже размер тот. А Есенин, как мы только что слышали, над вторым томом сидел. Может, как раз над этим стихом и работал… — Да прекратите вы измываться над историей или нет?! Как там Чирков с Жаровым в биллиард играли.

А по бутылке-то они с Эрлихом выпили. А куда ставят пустые бутылки? Я покосился на нашу пустую бутылку, которую я машинально поставил возле ножки стола. Петя проследил за моим взглядом и подтверждающе кивнул: Я, конечно, могу домыслить какую-нибудь ссору… — А не надо ничего домысливать… Если Эрлиха Есенин спровадил, то Устинову, который был для него благодетель и покровитель, в общении отказать не.

Они выпили, погоАлександр Громов. Есенин и Петя 30 ворили, и куда бы потянуло дальше двух весёлых подвыпивших мужиков?

И Устинов, кстати, тоже был женат… — Это, скорее всего, не было браком по любви. Да и жили они с женой в разных комнатах.

Но не в этом дело: У фантазий, как у легенд, всегда имеются основания. Ведь если отбросить явные глупости и несуразицы, какими обычно любят украшать повествования неудавшиеся писательницы, то суть-то останется верной. И потом, невозможно выдумать телефонный звонок, когда и портье говорит, что Устинов с Есениным выходили в холл и звонили по телефону.

Это ещё в бурные предреволюционные годы.